Судебная практика по признанию сделок недействительными

Признание сделки недействительной – судебная практика

Судебная практика по признанию сделок недействительными

  • 1.

    Кош-Агачский районный суд (Республика Алтай) – Гражданские и административные

    …отдела судебных приставов УФССП России по Республике Алтай в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения извещен надлежащим образом.В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса. Суд, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства в совокупности, приходит к следующему выводу.Согласно …

  • 2.

    Краснооктябрьский районный суд (Нижегородская область) – Гражданские и административные

    …обстоятельствах, суд приходит к выводу, что оспариваемый договор займа следует признать недействительным в порядке ст. 173. 1 ГК РФ.В соответствие с ч. 2 ст. 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, …

  • 3.

    Железнодорожный районный суд г. Хабаровска (Хабаровский край) – Гражданские и административные

    …силу определением АС Хабаровского края от ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем данное имущество в силу положений ст.33,34 СК РФ и ст. 167 ГК РФ не является совместно нажитым имуществом супругов.Во исполнение исполнительного производства с Дубовицкой Л.В. ПФР удержало в пользу ТСЖ «Надежда» 239 013 рублей. ОСП по

  • 4.

    Левашинский районный суд (Республика Дагестан) – Гражданские и административные

    …настоящем Кодексе.Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.При недействительности сделки каждая из …

  • 5.

    Красногорский городской суд (Московская область) – Гражданские и административные

    …основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).В соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.В силу статьи …

  • 6.

    Свердловский районный суд г. Костромы (Костромская область) – Гражданские и административные

    …лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5).В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1). При недействительности сделки …

  • 7.

    Армавирский городской суд (Краснодарский край) – Гражданские и административные

    …судебном заседании просил в исковых требованиях отказать в полном объеме.Выслушав стороны, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующим выводам. В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из …

  • 8.

    Красногорский городской суд (Московская область) – Гражданские и административные

    …основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).В силу п.п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.При недействительности сделки каждая из …

  • 9.

    Петровский районный суд (Ставропольский край) – Гражданские и административные

    …2019 года он встретил Богданову В.П., когда она выносила мусор, на вопрос «как дела?» она ответила «не помню».В соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, с учетом мнения сторон, суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.Выслушав стороны, изучив доказательства, письменные возражения, в совокупности, оценив и проанализировав …

  • 10.

    Центральный районный суд г. Новосибирска (Новосибирская область) – Гражданские и административные

    …по Ватутина А.В. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, ранее представлено заявление о рассмотрении дела в свое отсутствие. В силу ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ судом определено рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц. Выслушав пояснения стороны истца, исследовав письменные материалы дела, суд пришел к следующему.В соответствии с …

  • Источник: https://sudact.ru/practice/priznanie-sdelki-nedejstvitelnoj/

    Применение положений п. 5 ст. 166 ГК РФ о недействительности сделки в судебной практике

    Судебная практика по признанию сделок недействительными

    Андрей Комиссаров

    Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

    специально для ГАРАНТ.РУ

    В п. 5 ст. 166 Гражданского кодекса закреплена одна из форм эстоппеля – правового принципа, согласно которому при наступлении определенных обстоятельствах лицо утрачивает право на возражение в обосновании своих притязаний.

    Эстоппель можно назвать еще правилом коммерческой честности. Он запрещает переменчивое поведение сторон. Последствия его применение влекут за собой восстановление положения, существовавшего до того момента, когда кто-либо из участников сделки отклонился от выполнения установленной договоренности.

    Законодатель установил, что заявление лица о недействительности сделки, действующего недобросовестно, в частности, если его поведение дает основание другим лицам полагаться на действительность сделки, не имеет правового значения.

    Эта норма появилась в российском гражданском законодательстве сравнительно недавно. Введена в действие Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ. Причиной ее закрепления послужило огромное количество споров о признании сделок недействительными, значительная часть которых инициировалась недобросовестными лицами, стремившимися избежать исполнения взятых на себя обязательств.

    С момента принятия нормы прошло достаточное количество времени и суды, в том числе высшие, определились со своей позицией по ее применению. Рассмотрим судебную практику, остановив свое внимание на следующих аспектах:

    • какие действия суды квалифицируют как поведение, дающее основание другим лицам полагаться на действительность сделки;
    • случаи, когда суды эстоппель не применяют.

    Из анализа судебной практики очевидно: если стороны приступили к исполнению договора, требование о признании сделки недействительной судом не удовлетворяется. Приведем примеры.
     

    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. № 66-КГ15-5

    Ответчица в течение года выплачивала проценты за пользование займом и частично погасила основной долг.

    Суд пришел к выводу, что такое поведение дало основание полагаться истцу на действительность сделки и расценил заявленное ответчицей требование о признании сделки недействительной после предъявления к ней иска о взыскании задолженности по договору займа суд как злоупотребления правом на признание сделки недействительной.
     

    Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 февраля 2016 года по делу № А66-1458/2014

    Сторонами был заключен договор подряда. Подрядчик условия договора выполнил в полном объеме, что подтверждено документально, однако оплаты не получил. Судами установлено, что договор в силу ст.

    168 ГК РФ является ничтожным, поскольку он вопреки требованиям Федерального закона от 18 июля 2011 г.

    № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” заключен ответчиком, являющимся субъектом естественной монополии, не по результатам открытого конкурса, открытого аукциона или иного способа закупки, предусмотренного действующим у ответчика Положением о закупке. Суды применили п. 5 ст. 166 ГК РФ и правильно исходили из того, что признание договора недействительным не освобождает ответчика, заказавшего и принявшего выполненные работы и услуги, от обязательства их оплатить. Суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения.
     

    Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 мая 2018 г.

    Возражение заказчика о признании договора поставки недействительным последовало после его исполнения сторонами на протяжении года и при обстоятельствах, когда к стороне, предъявившей встречный иск, заявлены требования, связанные с его ненадлежащим исполнением и, следовательно, с недобросовестным поведением.

    Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции учел, что нарушения, допущенные самим заказчиком, не могут быть положены судом в основу признания договора недействительным по иску, предъявленному таким заказчиком.
     

    Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 января 2017 г. по делу № А40-229964/2015

    Ответчик заявил в суде апелляционной инстанции о том, что договор аренды, на основании которого начислена спорная задолженность, является мнимой сделкой.

    Между тем он не оспаривает, что частично исполнял договор, внося арендные платежи за полученное в аренду имущество. При таких обстоятельствах, по мнению суда, ответчик в силу п. 2 ст. 431.1 и п. 5 ст.

    166 ГК РФ не вправе ссылаться на недействительность договора аренды.

    Суд пришел к выводу, что все приведенные ответчиком в кассационной жалобе доводы, направлены на уклонение от уплаты образовавшейся задолженности, поэтому оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции у суда округа не имеется.

    Также суды признают недобросовестными организации, которые являются профессиональными участниками в сфере осуществления своей деятельности, в связи с чем осведомлены о правовых последствиях своих действий.
     

    Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВC РФ от 20 июля 2015 г. № 307-ЭС15-1642 по делу № А21-10221/2013

    Страховая компания отказалась выплачивать страховое возмещение, ссылаясь на то, что условия заключенного договора страхования ответственности автоперевозчика за убытки, причиненные неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств отличается от положений п. 1 ст.

    932 ГК РФ. Указанной нормой предусмотрено, что возможность застраховать риск неисполнения договорных обязательств должна быть прямо закреплена в законе, однако страхование ответственности перевозчика по договору автомобильной перевозки грузов законодательством не предусмотрено.

    Суд пришел к выводу о недобросовестности поведения страховой компании, ссылаясь на то, что такие договоры заключаются страховщиком с любым обратившимся лицом на основании утвержденных организацией общими правилами. Страховая компания, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознает правовые последствия данных договоров.
     

    Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 сентября 2017 года № Ф09-4177/17

    Отклоняя доводы ответчика о том, что дополнительные соглашения, которыми изменялись площади передаваемого в аренду объекта, являются ничтожными ввиду нарушения процедуры их заключения, суды приняли во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что ответчиком заявлялись какие-либо возражения относительно подписания дополнительных соглашений в связи с несоблюдением процедуры их заключения или неполучения согласия собственника на передачу дополнительных площадей.

    Суды отметили, что ответчик, будучи профессиональным участником гражданского оборота, при соблюдении стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта имел возможность установить несоответствие дополнительных соглашений требованиям законодательства, а потому после исполнения им условий дополнительных соглашений он лишается права оспаривания такого договора в силу положений п. 4 ст. 1, ст. 10, п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1 ГК РФ и правовых позиций, изложенным в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 16996/09, Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2011 г. № 10473/11, Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2012 г. № 7884/12, определении Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2015 г. № 307-ЭС15-1642.

    На сегодняшний день судебная практика имеет два случая, при которых п. 5 ст. 166 ГК РФ не применяется.

    Суды отклоняют доводы сторон, о том, что сделка не может быть признана недействительной в силу закрепленного в гражданском законодательстве принципа эстоппель, если в результате заключения сделки нарушается публичный интерес.

    Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2018 года по делу № А22-1209/2017

    Организации был предоставлен земельный участок на основании договора безвозмездного пользования земельным участком в нарушение норм Земельного кодекса.

    Суд не применил эстоппель, посчитав, что в данном случае нарушены установленные действующим земельным законодательством принципы платности землепользования и соблюдения публичных процедур при предоставлении земельных участков государственной и муниципальной собственности. При этом суд указал, что применение судом в настоящем деле правил п. 5 ст. 166 ГК РФ по заявлению организации приведет к нарушению положений п. 3 ст. 1, ст. 10 ГК РФ.

    Обзор судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции, утв. Президиумом ВС РФ 20 декабря 2017 г.

    Суд применил эстоппель, указав при этом, среди прочих оснований, что заключение подобных договоров не нарушает права третьих лиц и публичные интересы.

    Суды не применяют эстоппель к требованиям о признании недействительными сделок по специальным основаниям, сформулированным законодательством о несостоятельности.

    Определение ВС РФ от 8 февраля 2018 года № 305-ЭС17-15339

    Вопреки выводам судов положения п. 5 ст.

    166 ГК РФ, не дозволяющие оспаривать сделку ее стороне, которая давала другим лицам основание полагаться на действительность сделки, не применяются к требованиям о признании недействительными сделок по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности.

    Данные специальные основания недействительности сделок направлены на защиту не столько интересов частноправового субъекта, являющегося стороной сделки, сколько на защиту его кредиторов (третьих лиц, не являющихся сторонами спорных правоотношений и не делавших каких-либо заявлений о действительности сделки).

    Из представленных материалов можно сделать вывод, что анализируемая норма нашла свое применение и служит генеральным принципам гражданского законодательства, закрепленным в п. 3-4 ст.

    1 ГК РФ, а именно добросовестности участников гражданских правоотношений при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и запрета на извлечение преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения.

    При этом соблюдается баланс между частными и публичными интересами.

    Принимая во внимание позицию судов можно уверенно сказать, что лицо, приступившее к исполнению порочной сделки, зная об имеющихся дефектах, лишает себя права в дальнейшем оспорить ее действительность.

    Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1234026/

    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 78-КГ16-61

    Судебная практика по признанию сделок недействительными

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    от 29 ноября 2016 г. N 78-КГ16-61

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего Горшкова В.В.,

    судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.

    при участии прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Ореховой В.С. к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании договоров дарения, купли-продажи недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности

    по кассационной жалобе представителя Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., на решение Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г.,

    заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власову Т.А., полагавшую, что жалобу следует удовлетворить, объяснения Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., и ее представителя Рассохина А.А., поддержавших доводы жалобы,

    установила:

    Орехова В.С. обратилась в суд с иском к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании недействительными договора дарения квартиры, расположенной по адресу: , заключенного 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С.

    , и договора купли-продажи указанной квартиры, заключенного 6 мая 2014 г. между Кондратьевой Л.С. и Родиным В.А., об истребовании указанной квартиры из чужого незаконного владения Родина В.А., о признании за Ореховой В.С.

    права собственности на квартиру.

    В обоснование заявленных требований истец указала, что названное жилое помещение принадлежало ей на праве собственности.

    С 2011 года Орехова В.С. неоднократно находилась на лечении с заболеваниями, связанными с нарушением мозгового кровообращения и в момент подписания договора дарения квартиры своей сестре Кондратьевой Л.С.

    в связи с наличием психического заболевания, обусловленного преклонным возрастом и цереброваскулярной болезнью, не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Воля на отчуждение квартиры у Ореховой В.С.

    отсутствовала, так как психическое заболевание не позволяло ей правильно формулировать правовые цели.

    Ссылаясь на положения пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, истица полагала, что договор дарения квартиры от 17 марта 2014 г. является недействительной сделкой.

    На основании пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации просила признать недействительным и договор купли-продажи квартиры от 6 мая 2014 г. в связи с отсутствием у продавца Кондратьевой Л.С. права отчуждать жилое помещение.

    Просила также применить положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, истребовать квартиру из чужого незаконного владения настоящего собственника Родина В.А., признать за ней право собственности на жилое помещение.

    Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

    Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части, признан недействительным договор дарения квартиры по адресу: , заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С. 17 марта 2014 г. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

    В кассационной жалобе представитель Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С.

    , просит отменить решение суда первой инстанции полностью, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г.

    в части отказа в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи недействительным, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, признании права собственности на квартиру.

    Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 19 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

    В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

    Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

    Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что Родин В.А.

    , покупатель по договору купли-продажи жилого помещения от 6 мая 2014 г., является добросовестным приобретателем, поскольку приобретал квартиру, подаренную Кондратьевой Л.С. сестрой Ореховой В.С.

    , которая высказывала намерения продать квартиру и проживать вместе с сестрой в городе Бресте.

    Кроме того, суд указал, что при приобретении квартиры Родин В.А., не имея специальных познаний в области психиатрии, не мог предположить, что при оформлении договора дарения в пользу своей сестры Кондратьевой Л.С., с которой даритель намерена была постоянно проживать, Орехова В.С. не понимала значения своих действий и не могла руководить ими.

    Отменяя решение суда в части, суд апелляционной инстанции, принимая во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы, исходил из того, что на момент заключения договора дарения 17 марта 2014 г. Орехова В.С.

    не могла понимать значение своих действий и руководить ими, а потому, применив положения части 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал недействительным договор дарения, заключенный 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С.

    и Кондратьевой Л.С.

    Вместе с тем, оставляя без изменения решение суда первой инстанции в остальной части, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что признание недействительным договора дарения не является основанием для удовлетворения иска Ореховой В.С.

    об истребовании имущества у добросовестного приобретателя спорной квартиры Родина А.В., поскольку в ходе рассмотрения дела не установлено наличие совокупности условий, предусмотренных пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что обстоятельства выбытия квартиры из владения Ореховой В.С. помимо ее воли в ходе судебного разбирательства подтверждения не нашли, поскольку сделка совершена с выражением Ореховой В.С.

    соответствующего этой сделке волеизъявления, но с пороком воли.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

    В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г.

    “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

    Выбытие имущества из владения собственника помимо его воли является основанием для истребования такого имущества от добросовестного приобретателя.

    В силу пункта 1 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства.

    Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость.

    В соответствии со статьей 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (пункт 1).

    Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (пункт 2).

    Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса (пункт 3).

    Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

    Следовательно, имущество, отчужденное первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя.

    Как установлено судом и следует из материалов дела, жилое помещение, расположенное по адресу: , принадлежало на праве собственности Ореховой В.С., года рождения.

    17 марта 2014 г. Орехова В.С. произвела отчуждение указанной квартиры по договору дарения, заключенному с сестрой Кондратьевой Л.С.

    6 мая 2014 г. Кондратьева Л.С. по договору купли-продажи продала квартиру Родину В.А. по цене 1 000 000 рублей. Право собственности на указанное жилое помещение зарегистрировано за Родиным В.А. в установленном законом порядке 24 мая 2014 г.

    26 мая 2014 г. Орехова В.С. снята с регистрационного учета по месту жительства по адресу: , в связи с переменой места жительства в Республику .

    Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 11 августа 2015 г. на момент заключения договора дарения от 17 марта 2014 г.

    и подписания заявления в Управление Росреестра по Санкт-Петербургу о переходе права собственности по состоянию на 17 марта 2014 г. Орехова В.С.

    в силу грубого интеллектуально-мнестического снижения (снижение памяти, нарушение внимания, дезориентировка, непродуктивность мышления) не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

    На основании данного заключения суд апелляционной инстанции признал договор дарения от 17 марта 2014 г., заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С., недействительным на основании статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации. Указанный вывод никем из участников дела не оспаривается.

    Таким образом, установлено, что Орехова В.С. на момент заключения договора дарения и подписания заявления о переходе права собственности была не способна понимать значение своих действий и руководить ими, а значит, заключение данного договора и отчуждение квартиры происходили помимо ее воли.

    Суд апелляционной инстанции этого не учел и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

    Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

    Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

    определила:

    апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. в части оставления без изменения решения Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. по требованиям Сугоняко Л.А.

    , действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., к Кондратьевой Л.С., Родину В.А.

    о признании договора купли-продажи недействительным, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности на квартиру отменить и в этой части направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

    ——————————————————————

    Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-29112016-n-78-kg16-61/

    Как доказать ничтожность сделки: помощь адвоката

    Судебная практика по признанию сделок недействительными

       Признание ничтожной сделки недействительной довольна распространенное явление, где без совета адвоката просто не обойтись. Например, давайте разберем вопрос на примере договора купли-продажи.

    Согласно такому документу, в отношения вступают две стороны: продавец и покупатель. Один из участников передает или обязуется передать недвижимость (дом, квартира и т.д.

    ), имущество либо какой-то товар другому во владение, а второй должен уплатить за него определенную сумму.

       Теперь представьте, что Вы купили квартиру, клеите в ней новые обои, а на Вас подают в суд исковое заявление о признании сделки ничтожной, об освобождении жилья и аннулирование сделки… Давайте разбираться подробнее в вопросе в настоящей статье.

    ВНИМАНИЕ: наш адвокат по оспариванию договора поможет признать сделку ничтожной, а также защитить сторону от предъявленных к ней необоснованных претензий: на выгодных условиях работы с Вами, профессионально и в срок. Звоните уже сегодня!

    Иск о признании сделки ничтожной

       Если сделка с самого начала совершена с нарушениями законодательства, то явно здесь проявляется ничтожность договора купли-продажи, иного договора. Иными словами, на заключение договора нет прав и не должно быть вовсе по закону.

    Такая сделка, конечно же, признается недействительной. В подобных ситуациях факт нарушения закона виден сразу, и говорить или спорить уже больше не о чем. Однако нужно отметить, что ничтожным может быть признан не полностью весь документ, а его отдельные положения.

    В данном случае это может быть только ничтожность пункта договора.

       Отстоять свои права в вопросе правомерности сделки можно, подав исковое заявление о ничтожности договора. В суде споры по подобным заявлениям со стороны заинтересованных лиц решаются в общем порядке. В суде иск о ничтожности договора могут удовлетворить только при наличии соответствующих доказательств. Это должны быть документы, справки или другие материалы, добытые законным путем.

    Основания признания сделки ничтожной

       Существуют конкретные основания ничтожности договора. Они вступают в силу, если сделка:

    • была совершена с недееспособными или несовершеннолетними (до 14 лет) лицами;
    • нарушает закон и при этом посягает на права 3-х лиц;
    • заключена с умышленными противоправными действиями (например, подделка документов прав собственности);
    • оказалась фиктивной (совершена для вида и не будет иметь продолжения);
    • касается имущества, распоряжаться которым запрещено по закону (оно находится под арестом, в залоге и т.д.)
    • осуществлена, чтобы определенным образом скрыть другие подобные действия.

       В результате явного нарушения закона осуществляется признание сделки ничтожной, а не по решению суда. Когда установлен сам факт нарушения законодательства, она становится недействительной.

       Все заинтересованные стороны могут решать возникшие спорные вопросы в судебном порядке. Для этого законом установлен определенный период.

    ПОЛЕЗНО: подробнее про признание сделки недействительной по ссылке на нашем сайте

    Разница между оспоримыми и ничтожными сделками

       Оспоримая и ничтожная сделки представляют собой разновидности недействительной сделки.

       Основными отличиями этих двух видов сделок являются юридические последствия, порождаемые каждым видом сделок, а также срок предъявления требований по ним.

       Ничтожная сделка противоречит закону, не требует судебного разбирательства и выяснения всех фактических обстоятельств дела. Такая сделка ничтожна с момента ее заключения и не зависит от признания ее таковой судом. В отношении некоторых видов сделок в законах содержится прямое указание на их ничтожность.

       К ничтожным сделкам также относятся мнимые и притворные сделки, заключенные без намерения совершать определенные в них действия или созданные для прикрытия другой сделки.

       По аналогии законодательство содержит и нормы, подсказывающие сторонам оспоримой сделки о возможности обратиться в суд за признанием ее недействительной и применении соответствующих последствий.

    Срок признания сделки ничтожной

       Законодатель устанавливает разные сроки для признания сделки недействительной оспоримой и ничтожной сделок. Так, для признания сделки ничтожной у заинтересованного лица есть 3 года. В то время, как для признания сделки недействительной время на предъявление требований ограничено одним годом.

    Как доказать ничтожность сделки?

       Несмотря на то, что ничтожная сделка не требует детального исследования фактических обстоятельств и их доказывания, следует иметь в виду некоторые аспекты данного вопроса.

       Для того, чтобы доказать, что сделка ничтожна, необходимо обладать знаниями законов. Поскольку помимо общеустановленных оснований для признания сделки ничтожной, какими являются ее противоправность, а также противоречие ее нормам нравственности, есть еще и специальные признаки. К ним можно отнести:

    • отсутствие права юридического лица либо должностного лица на заключение сделок или конкретной сделки
    • недееспособность или ограниченная дееспособность, не позволяющая совершать сделки
    • режим имущества, препятствующий распоряжению им
    • несоответствие формы договора установленным правилам
    • отсутствие прав на предмет договора
    • сделки без нотариального заверения
    • мнимость и притворность договора
    • сокрытие информации при совершении сделки
    • обман
    • и многие другие.

       В любом случае, чтобы доказать ничтожность сделки, необходимо знать, какой сделка должна быть, а также выяснить, не противоречит ли она существующим нормам законодательства, морали, отвечает ли она обязательным признакам законности.

       Каждая ничтожная сделка индивидуальна. И для каждой из них существует отдельная схема доказывания, в зависимости от обстоятельств. Так, при подписании договора недееспособным лицом требуется предоставить подтверждающие документы.

       При подписании документа юридическим лицом, не имеющим на это прав, необходимо представить документы юридического лица, в том числе содержащие сведения о полномочиях.

       Сделки, оформленные с нарушением формы и содержания, установленной в соответствующем нормативно-правовом акте, следует заявлять о несоответствии таких сделок нормам права.

        В зависимости от того, по какому основанию сделку можно признать ничтожной, осуществляется выбор схемы доказывания.

       Некоторые законодательные акты содержат прямое указание на ничтожные сделки, поэтому при подготовке к признанию сделки ничтожной следует изучить нормы законов, как федеральных, так и подзаконных нормативно-правовых актов.

       Учитывая изложенное, при наличии признаков ничтожной сделки следует обратиться в суд для применения последствий такой сделки.

    Последствия признания сделки ничтожной

       В связи с тем, что ничтожные сделки могут быть разными, то и последствия признания их ничтожными также могут различаться.

    1. В случае, когда стороны сделки действовали добросовестно, то судом применяется так называемая реституция, что означает приведение сторон к положению, существовавшему до заключения сделки, к полному возврату друг другу всего полученного по сделке. Если одна из сторон действовала недобросовестно, то судебный орган может вернуть одной стороне полученное по сделке, а со второй стороны все полученное по ничтожной сделке может быть обращено в пользу государства.
    2. В некоторых случаях суды прибегают ко взысканию всего приобретенного по ничтожной сделке в доход государства. К таким крайним мерам суды обычно приходят в случае выявления антисоциальной направленности договора.
    3. Помимо возвращения сторон к первоначальному состоянию, существовавшему до совершения сделки, суд может взыскать в пользу пострадавшей стороны убытки, возместить реальный ущерб, взыскать штрафы. А также суд правомочен восстановить в правах третьих лиц, чьи интересы были нарушены совершением ничтожной сделки.
    4. К последствиям ничтожной сделки также можно отнести изменение налоговых обязательств сторон, однако, это требует проведения отдельной процедуры. Ведь признание сделки ничтожной автоматически не меняет налоговых обязательств того или иного лица.
    5. Кроме того, пострадавшая от заключения ничтожной сделки сторона вправе требовать возмещение процентов за пользование чужими денежными средствами, что предусмотрено статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    6. Помимо этого, у сторон ничтожной сделки в случае ее признания таковой есть право взыскивать и неосновательное обогащение на основании статьи 1102 Гражданского кодекса РФ.

       Подводя итог, следует отметить, что вопрос недействительных, ничтожных сделок весьма обширен и разнообразен. При разрешении ситуаций данной категории споров всегда возникает множество нюансов и сложных моментов. Зачастую даже судьям бывает непросто разобраться как в квалификации спора, так и в применении последствий его итога.

       Поэтому юридическая помощь профессионального специалиста в названных делах действительна необходима.

    © адвокат, управляющий партнер АБ “Кацайлиди и партнеры”

    А.В. Кацайлиди

    Источник: https://katsaylidi.ru/blog/priznanie-sdelki-nichtozhnoj/

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.